вторник, 26 октября 2021 г.

Искусство Картье ( девятое упоминание ).

      Париж, Лондон, Нью-Йорк - всё это прекрасно. Но достаточно ли этого? Стоило ли пренебрегать Санкт-Петербургом? Нет, невозможно, это была столица четвёртой по значению европейской державы, город блистательной аристократии. Безусловно, некоторые из петербургских аристократов регулярно посещали Париж, совершая шестидневное путешествие на скором поезде, чтобы развлечься и сделать покупки. Но не лучше ли в таком случае попытаться встретиться с ними в их собственном доме? Конечно, это не лёгкое дело. Непросто стать личным поставщиком русской знати.

     К тому же в России имелись серьёзные местные конкуренты. Осторожность побуждала действовать постепенно. Вместо того, чтобы открыть магазин, целесообразнее было регулярно организовывать выставки. 

     Первая попытка была сделана под Рождество 1907 года. Следуя примеру императрицы Марии Фёдоровны, великой княгини Ксении и великого князя Владимира, русская аристократия явилась на выставку полюбоваться ювелирными изделиями. Представитель Дома Картье даже получил аудиенцию при дворе и был принят царём и царицей в Царскосельском дворце. Несмотря на успех выставки финансовой прибыли она не принесла. Однако, клан Картье, люди настойчивые по своему характеру, принял решение внедриться в санкт-петербургское общество путём организации ежегодно двух выставок. Луи Картье сам несколько раз посещал столицу России.

     Главным конкурентом был Карл Фаберже. Он происходил из пикардийской семьи, эмигрировавшей в Германию после отмены Нантского эдикта в 1685 году. Его дед Пьер покинул Штеттин в 1800 году, чтобы попытать счастья в России. Риск оправдался, он преуспел. В 1870 году Карл сменил своего отца Густава, став главой семейной ювелирной фирмы Фаберже в Петербурге.

     Бесспорно художественно одарённый и предприимчивый, он сумел дать быстрое развитие своему делу. В своих мастерских он организовал выпуск самых разнообразных чудесных вещиц: несессеров для туалета, тюбиков для губной помады, флаконов для духов, вееров, ручек для зонтов и тростей, портсигаров, бонбоньерок, разрезных ножей для бумаги, письменных приборов, каминных часов и даже - признак технического прогресса - настольных электрических звонков и рамок для фотографий. Ни один предмет не был похож на другой. Каждый должен был получить одобрение Карла Фаберже. Изделия, не получившие одобрения, уничтожались или продавались без клейма фирмы. Это было время эклектики и воображение Карла питалось всеми стилистическими источниками западного искусства: готикой, Ренессансом, барокко, эпохой Людовика XV и Людовика XVI, а также стилем ампир.



( по материалам ГосЭрмитажа ).

Комментариев нет:

Отправить комментарий