среда, 27 октября 2021 г.

Искусство Картье ( десятое упоминание ).

     Фаберже, как и Луи Картье, питал особое пристрастие к XVIII веку, шедеврами которого мог наслаждаться в коллекциях Эрмитажа, собранных русскими царями. Что касается использования материалов, то они были самыми разнообразными, поскольку Фаберже считал, как и все художники стиля модерн, что ценность изделия не в богатстве материала, а в качестве рисунка и исполнения. Золото и серебро соседствовали с фарфором, стеклом, деревом, сталью, эмалями и т.д. 

     Прекрасно зная искусство французских ювелиров XVIII века, Фаберже живо интересовался технологией цветного золота: зелёного - с серебром, красного - с медью, белого - с никелем или палладием, жёлтого - чистого золота. Отсюда родились прекрасные изделия с разноцветными золотыми сплавами. 

     Искусство XVIII века побудило в Карле Фаберже интерес к эмалям, особенно к эмали, которой полностью покрывались значительные участки, что требовало огромного мастерства. Сначала на серебряной поверхности гравировался рисунок - волнообразный или напоминающий муар, либо орнаменты в виде солнечных лучей, чешуйчатый или зигзагообразный. Затем, осторожно покрывая поверхность пятью или шестью слоями просвечивающей эмали, предмету придавали одновременно окраску и опаловый отлив. Колористическая палитра изделий Фаберже, плод интенсивных поисков, была чрезвычайно разнообразна, включала более ста пятидесяти оттенков. Наконец, наступал черёд бесконечной полировки роликом или замшей, чтобы поверхность шкатулок, часов, головок тростей получила нежную бархатистость. 

     Помимо золота и эмалей Фаберже любил твёрдые породы камня. В этом чувствовалось влияние "нэцке" японцев. Всё богатство Урала, Кавказа, Сибири ( нефрит, горный хрусталь, халцедон, бовенит, родонит, обсидиан, авантюрин и др. ) служило ему для создания удивительного по разнообразию зоопарка - фигурок слонов, змей, утят, зайцев, страусов, птиц и т.д. Камень выбирался таким образом, чтобы его окрас соответствовал окраске животного.

     Из мастерских Фаберже выходили также каменные цветы, статуэтки, изображавшие пёстрый уличный люд. Но самыми знаменитыми его изделиями оставались пасхальные яйца. В 1884 году император Александр III заказал пасхальное яйцо для подарка жене. Изделие так понравилось, что Фаберже стал официальным поставщиком императорского двора наряду с Овчинниковым, Морозовым, Грачёвым и Сазиковым. С тех пор до 1917 года император заказывал по одному или два яйца к пасхе. Впервые пасхальные яйца Карл выставил на Всемирной выставке 1900 года. Успех был так велик, что корпорация парижских ювелиров приняла его в свои ряды. Также он был удостоен ордена Почётного легиона.

     В 1903 году Фаберже открыл филиал своей фирмы в Лондоне, оттуда его посредники отправлялись в Париж, Рим и на Лазурный берег. Таком был главный конкурент Дома Картье в Российской империи.



( по материалам ГосЭрмитажа ).

вторник, 26 октября 2021 г.

Искусство Картье ( девятое упоминание ).

      Париж, Лондон, Нью-Йорк - всё это прекрасно. Но достаточно ли этого? Стоило ли пренебрегать Санкт-Петербургом? Нет, невозможно, это была столица четвёртой по значению европейской державы, город блистательной аристократии. Безусловно, некоторые из петербургских аристократов регулярно посещали Париж, совершая шестидневное путешествие на скором поезде, чтобы развлечься и сделать покупки. Но не лучше ли в таком случае попытаться встретиться с ними в их собственном доме? Конечно, это не лёгкое дело. Непросто стать личным поставщиком русской знати.

     К тому же в России имелись серьёзные местные конкуренты. Осторожность побуждала действовать постепенно. Вместо того, чтобы открыть магазин, целесообразнее было регулярно организовывать выставки. 

     Первая попытка была сделана под Рождество 1907 года. Следуя примеру императрицы Марии Фёдоровны, великой княгини Ксении и великого князя Владимира, русская аристократия явилась на выставку полюбоваться ювелирными изделиями. Представитель Дома Картье даже получил аудиенцию при дворе и был принят царём и царицей в Царскосельском дворце. Несмотря на успех выставки финансовой прибыли она не принесла. Однако, клан Картье, люди настойчивые по своему характеру, принял решение внедриться в санкт-петербургское общество путём организации ежегодно двух выставок. Луи Картье сам несколько раз посещал столицу России.

     Главным конкурентом был Карл Фаберже. Он происходил из пикардийской семьи, эмигрировавшей в Германию после отмены Нантского эдикта в 1685 году. Его дед Пьер покинул Штеттин в 1800 году, чтобы попытать счастья в России. Риск оправдался, он преуспел. В 1870 году Карл сменил своего отца Густава, став главой семейной ювелирной фирмы Фаберже в Петербурге.

     Бесспорно художественно одарённый и предприимчивый, он сумел дать быстрое развитие своему делу. В своих мастерских он организовал выпуск самых разнообразных чудесных вещиц: несессеров для туалета, тюбиков для губной помады, флаконов для духов, вееров, ручек для зонтов и тростей, портсигаров, бонбоньерок, разрезных ножей для бумаги, письменных приборов, каминных часов и даже - признак технического прогресса - настольных электрических звонков и рамок для фотографий. Ни один предмет не был похож на другой. Каждый должен был получить одобрение Карла Фаберже. Изделия, не получившие одобрения, уничтожались или продавались без клейма фирмы. Это было время эклектики и воображение Карла питалось всеми стилистическими источниками западного искусства: готикой, Ренессансом, барокко, эпохой Людовика XV и Людовика XVI, а также стилем ампир.



( по материалам ГосЭрмитажа ).

среда, 20 октября 2021 г.

История янтаря ( третье упоминание ).

     В неолите, для даты 2500 лет до н.э. для Западной и Центральной Европы известны находки янтаря только на южном побережье Балтийского моря. Для 1900 лет до н.э. область распространения янтаря включает в себя северо-восток современной Франции, Германию, страны Бенилюкса, Данию и Польшу. Граница распространения янтаря для 1300 лет до н.э. охватывает уже всю Францию, Англию и Шотландию, Швейцарию и Австрию, Чехию и Словакию, Венгрию и Болгарию. 

     К крупным находкам относятся глиняные горшки с янтарём, представлявшие собой ритуальные жертвоприношения, совершавшиеся для обеспечения богатого урожая и изобилия пищи. Количество янтаря в таких находках настолько велико ( 13 000 бусин общей массой 4 кг было найдено в районе Моллеруп в 1940 году и 4 000 бусин массой 8 кг - в районе Лэстона ), что сбор его должен вестись систематически. Собранный янтарь использовался также для обмена и подарков. В 1958 году в местечке Орупгорд близ Хорсенса, Дания, был обнаружен глиняный горшок, датируемый 3500 г. до н.э., в котором находились около 400 янтарных бусин, а также медные кольца и украшения в виде спиралей. Находки медных изделий столь раннего периода удивительны, поскольку в Дании нет месторождений меди. 

     Часто такой янтарь сохраняет хорошую полировку, и, видимо, его никогда не носили. Наибольший интерес для геммологов представляет преобладание бусин тёмно-красного прозрачного янтаря с внутренними солнечными отблесками. Такой эффект иногда отмечается у природного балтийского янтаря, но также может возникать в результате прокаливания. Обладал ли человек каменного века такими познаниями или это результат старения материала?

     Янтарные бусы также встречаются и в захоронениях древних земледельцев, но в меньших количестве, чем в жертвенниках. Подобным примером является захоронение в районе Драгсхольма на острове Зеландия в Дании, где были найдены останки двадцатилетнего молодого человека, вместе с которым находились его боевой топор, стрелы и 53 янтарных предмета, включающие ожерелье, несколько бусин, когда-то нашитых на рукава и грудь его одежды, а также небольшие янтарные пластинки, чередующие с крупными каплеобразными бусинами. Таким образом, одежда человека времён неолита была богато украшена. Уже в те далёкие времена ожерелья состояли из нескольких разделительных бусин, между которыми протягивалось несколько ниток мелких бус, причём это были именно разделительные бусины, а не плоские пластинки, характерные для бронзового века.

     Большая часть янтарных изделий из жертвенников и захоронений представляет собой боевые амулеты.

     Вышеизложенное относится преимущественно к Дании, однако, в III тысячелетии до н.э. существовал высокоразвитый промысел по обработке янтаря и на восточной окраине Балтики, на озёрах Любаннер в Литве. В этой местности было найдено большое количество незаконченных изделий. Характерными изделиями этого тысячелетия являются простые гладкие диски, а также диски с крестообразными узорами.

     Возникновение в Дании после 2800 г. до н.э. так называемой культуры надземных могильников отразило радикальные перемены в жизни первобытного общества. Впервые стала применяться бронза, что совпало с появлением церемониальных топоров, изготовленных из янтаря.



( по Э.Фракей ).

понедельник, 18 октября 2021 г.

Искусство Картье ( восьмое упоминание ).

     Положив в основу применение платины и неустанные поиски рисовальщиков, Картье получил от своих сотрудников замечательные шедевры, выполненные из бриллиантов и платины, иногда с прекрасными жемчужинами. Фирма Картье выпускала в больших количествах диадемы, колье, ошейники для собак, броши, украшения для корсажа.

     Образцами для вдохновения служили либо басонные изделия ( банты, кисти ), либо мир природы ( лавровые ветви, колосья, цветы ), либо узоры кованого железа, а также образцы других видов прикладного искусства. Однако стиль был тот же: хорошо проработанные линии, завитки, очерченные с высокой точностью, словно циркулем, но сохранившие всю свою гибкость, симметричные композиции, расположенные вокруг центральной вертикальной оси; гармоничные пропорции и грациозный ритм. Ясный и чёткий рисунок давал возможность украсить линии листьями, переплетать линии, не теряя его чёткости. Довольно значительные пустые пространства позволяли выявить в полной мере игру каждого камня. Немногие сохранившиеся изделия всё ещё поражают не только красотой самих драгоценных камней, ослепительным сиянием их ярких и подвижно-изменчивых огней, но также и совершенством искусства, являющего собой саму ясность и чувство меры, строгость и гибкость, ритм и гармонию. 

     Короче говоря, стиль истинного французского классицизма. Подобные произведения не могли не понравиться аристократии и верхушке интернационального финансового общества, которые продолжали наводнять Париж. Только в этом городе богатейшие люди из России, Америки или с Востока могли найти себе предметы роскоши, достойные их происхождения или состояния. Они всё чаще и чаще являлись на Рю де ла Пэ, 13, поддаваясь соблазну приобрести эти волшебные изделия, словно сотканные из игры света и грации. Там же они находили необходимые для них аксессуары, например: часы-кулоны, часы-браслеты, всё более и более входившие в моду.

     Но отчего же тогда не пойти навстречу иностранной клиентуре, не ответить на их потребности, обосновавшись там, где они постоянно проживают? Почему не появиться и в других столицах и не бороться там активно с местными конкурентами? Конечно, крупная буржуазия во Франции становилась всё состоятельнее благодаря экономическому подъёму, начавшемуся в 1895 году, но всё же роскошь Второй Империи более уже не возродилась. В то же время Англия процветала и её Двор блистал великолепием. Лондон имел постоянные контакты с огромными колониальными владениями Британской империи; туда с визитами являлись магараджи, страстные любители драгоценностей. В Соединённых Штатах огромные состояния сконцентрировались в руках Рокфеллеров, Вандербильтов, Карнеги, Морганов и др. Иными словами, назревала необходимость внедрения на богатые зарубежные рынки.

     В 1902 году открылся Лондонский филиал Дома Картье. А в 1908 году появился филиал в Нью Йорке, на Пятой Авеню. Три брата распределили обязанности так: Луи - в Париже, Жак - в Лондоне, Пьер - в Нею Йорке.

     Дальнейшие двадцать лет Дом Картье переживал необычайный расцвет. Он прочно укрепился в трёх основных столицах той эпохи. Восхищение его изделиями было повсеместным. Успех фирмы был отмечен многими королевскими знаками отличия. Про него говорили: "Картье - ювелир королей и король ювелиров".



( по материалам ГосЭрмитажа ).  

Искусство Картье ( седьмое упоминание ).

     Картье не одобрял этой эволюции. Он предпочитал черпать идеи в многочисленных сборниках орнаментов XVIII века, собранных в его библиотеке: Пуже "Трактат о драгоценных камнях", 1762 г.; Ван дер Крёйзен "Новая книга рисунков", 1770 г.; Бертран "Ювелирные изделия и гравюры: медальоны, трофеи, вазы и другие новинки", 1771 г.; Пекиньо "Орнаменты, вазы и украшения избранных мастеров", 1872 г. и т.д. Он, конечно, по своему тоже изучал природу, но отталкиваясь от традиционных образцов французского искусства, а не через призму искусства японского. Картье рассылал своих рисовальщиков по Парижу, чтобы те делали наброски в свои записные книжки с деталями декоративных украшений особняков XVII и XVIII веков.

     Луи Картье стремился разрешить дилемму, характерную для второй половины XIX века. Для ювелиров того времени стало уже невозможным бесконечно повторять одни и те же элементарные схемы ( банальные цветочные мотивы, полумесяцы, звёзды и т.п. ). Оскар Массэн проложил новый путь благодаря тщательному изучению цветов в природе. У него было много подражателей и последователей. Но вскоре проявились недостатки подобного метода: изысканность рисунка и утончённость работы тонули в сверкании бриллиантов. Цветы, листья, птицы теряли отчётливость, плотность и рельефность форм в вибрациях света. Таким образом, необходимо было вернуться к тому принципу расположения алмазов, который учитывает их световую игру, не повторяя, однако, избитые композиционные схемы. 

     Луи Картье непрестанно размышлял над образцами орнаментов XVIII века в поисках простых литейных композиций, оригинальных и выразительных. Он внимательно изучал также кружево, кованое железо, работы европейских мастеров, исламскую резьбу, стараясь тем не менее избежать подстерегающих его опасностей эклектизма. Как и художники Арт Нуво, он стремился превзойти этот псевдостиль, но на свой лад. Он изучал искусство прошлого, однако не для того, чтобы ему подражать, а чтобы его обновить.

     Помимо всего прочего он знал: для того, чтобы подчеркнуть качество бриллиантов, нужны возможно более лёгкие оправы.

     Луи Картье знал о значительных успехах в этом направлении, достигнутых в предшествующие десятилетия. Но он хотел бы пойти ещё дальше и заставить камни заиграть в полную силу. Больше всего его интересовали в этом плане возможности платины. Новая методика плавки только что открыла возможность получать высокопробные сплавы платины. Отныне Луи Картье приказал своим мастерским отказаться от серебра, как металла не безупречного, слишком быстро чернеющего от окисления. Большой смелостью было перейти на платину, металл более стойкий и не подверженный коррозии, игнорируя сдержанное отношение своих клиентов и коллег к этому нетрадиционному материалу.



( по материалам ГосЭрмитажа ).