вторник, 4 июля 2017 г.

Малахит ( восемнадцатое упоминание ).

Предыдущее (семнадцатое) сообщение о малахите можно прочитать здесь.

 

Средневековый Восток, откуда немало черпало европейское знание, ценил малахит как лекарственное снадобье и как поделочный камень. Ибн-Сина ( 980 -1037 ), известный в Европе под именем Авиценны, донёс до нас сведения о существовавшей ещё до него терминологии: высокие сорта камня называли здесь "лаззак аз-захаб", налёты и корочки - "захрат ан-нухас", "зинджар".



По Бируни ( 973 - 1048 ), плотный малахит делили, как это будут делать и в России, на узорчатый и павлиний ( тавуси ), соответствующие бирюзовому и плисовому русских малахитчиков.




С IХ века связь ремёсел с малахитом прерывается повсеместно. Малахит переходит в статус минералогического раритета. Одна из своеобразных страниц в истории средневекового малахита - интерес к нему Китая. Китайская культура опоэтизировала этот камень. Цвет его, необычный для неживой природы, наделялся символами, окружался суеверными толками. Малахит входил в алхимию, где с его зеленью связывали надежды обрести эликсир жизни.
По представлению тибетцев, малахит лежит в основании земного мира. В Средневековье считалось, что амулеты из малахита защищают от опасности маленьких детей, малахит мог сделать человека невидимым, пьющий из малахитовой чаши оказывался способен понимать языки животных.



Для арабского Востока малахит к ХII - ХIII векам уже почти не представляет загадок. В ряде письменных источников дано подробное его описание. Но, как и прежде, загадку составляло происхождение малахита. Ещё бытовало представление о нём как о "незрелой бирюзе", но вот что пишет арабский автор: "Когда в медном руднике поднимается дым серы, которая там зарождается, то этот дым оседает в виде мелкой медной зелени. И если в каком-либо месте выход для него закрыт, то он откладывается слоями на другой и превращается в камень."



( по В.Б.Семёнову.

Следующее (девятнадцатое) сообщение о малахите можно прочитать здесь.

Комментариев нет:

Отправить комментарий