понедельник, 8 июля 2019 г.

Малахит ( тридцать четвёртое упоминание ).

     В середине пятидесятых годов ХIХ века отношение к малахиту изменилось ещё по одной причине. С 1843 по 1846 год велась работа над малахитовыми сполпами Исаакиевского собора. В 1856 году собор был открыт для всеобщего обозрения. Столпы ошеломили. Но не только. Малахит предстал в них теперь пусть дорогим, но всего лишь облицовочным камнем и тем самым оказался низложен с аристократического рынка роскоши.

     С открытием Исаакия цена на малахит резко упала. С падением цены и интереса к нему аристократии камень приобрёл новый рынок - его покупателем стал мелкий буржуа, чиновник, мещанин, с меньшими покупательскими возможностями и претензиями.
     Малахит оказался в зависимости от потребности и вкуса нового заказчика. Снизилось качество работ. От камня отвернулось большое профессиональное искусство. Началась девальвация старого ремесла мастера-малахитчика.

     На отходах огромной добычи сороковых годов сложилась целая отрасль русского технологического малахита - производство малахитовой краски. Широко знакомая местному уральскому рынку, на внутреннем рынке страны малахитовая зелень , как именовали эту краску, появилась довольно поздно - в 1845 году.
     Она была внове и рынок принял её настороженно. Чтобы привлечь к краске оптового покупателя, краску продавали партиями по 100 пудов - 15 рублей серебром за пуд, с предоставлением многомесячного кредита.

     Такое положение вещей вызвало неудовольствие и даже замешательство среди московских и ярославских промышленников, державших в руках всё производство и торговлю ярь-медянкой. Однако, производство малахитовой зелени в Нижнем Тагиле продолжалось.
     С 60-х годов обработка малахита становится преимущественным делом уральского кустарного промысла. Столичные мастерские обращаются к малахиту всё реже и, наконец, совсем сворачивают его обработку.
( по В.Б.Семёнову ).


Комментариев нет:

Отправка комментария