воскресенье, 28 июня 2020 г.

Малахит ( сорок второе упоминание ).

     По средним ценам 1924-1925 годов за малахит высокого качества ( была такая марка - "исключительный" ) платили по 400 рублей золотом.
     Надежды на экспорт связывались с открытием в 1910-х годах по соседству с Меднорудянским Коровинско-Решетниковского месторождения. В 1921 году была сделана попытка восстановить работы в одной из его шахт, затопленной в годы гражданской войны. И хотя сильный приток воды заставил сразу же отступиться, короткой встречи было достаточно, чтобы убедиться в богатых запасах малахита.

     В 1923 году, в ходе разведок на марганцевые руды, в шахте "Майская" была добыта глыба весом около 50 кг, всего же за два месяца работы здесь добыли 2,7 тонны - один из штреков "Майской" попал в сплошную жилу малахита. В 1924 году старательская артель "Рудокоп", созданная специально для добычи малахита в пределах месторождения, заложила несколько неглубоких ( от 8 до 12 м ) шурфов на обоих берегах речки Рудянки и за несколько месяцев добыла 24 тонны. Добыча превысила все ожидания и прогнозы.
     Казалось, вновь оживает малахитовая сокровищница Урала. Возрождается малахитовое дело национализированных фабрик, переданных в управление созданного в 1923 году государственного треста "Русские самоцветы" Первой возвращается к нему Петергофская фабрика ( последняя её работа в малахите была сделана в 1914 г. ), начав в очень скромных размерах выпуск флорентийских мозаик.
     Создавались кустарные камнерезные товарищества. В них объединялись и кустари-одиночки из малахитчиков. Первой продукцией этих мастерских были нитки бус, именовавшиеся в те годы галантерейным товаром. Все они поступали в салоны Парижа и Лондона - культура малахита возрождалась на основе нового социального заказа и ориентировалась в эти годы, как и добыча сырья, на экспортные поставки в обмен на необходимые стране золото, хлеб и машины.
     Интерес к малахиту внутренним рынком 20-30-х гг. был утрачен. В пору НЭПа он был не в цене, поскольку нувориш, нэпмановский выскочка, предпочитал всему прочему валютные камни ( для Урала эта пора была временем новой волны изумрудной лихорадки ). Новой социальной средой советского рынка малахит был отторгнут наряду со всеми прочими драгоценностями и украшениями лозунгом: "Долой украшения как буржуазный пережиток!".
( по В.Б.Семёнову ).

Комментариев нет:

Отправка комментария