понедельник, 29 марта 2021 г.

Малахит ( сорок седьмое упоминание ).

      Перед смертью мужа Анастасия Григорьевна записала продиктованные им для сыновей дедовские приёмы работы с малахитом. Сыновья пошли по другим дорогам, но завещание старого мастера сделало доброе дело в воспитании нового поколения уральских малахитчиков. уже в 1959 году на промышленную выставку в Нью-Йорке мастера "Русских самоцветов" посылают новые работы из малахита: полуметровой высоты вазу, два ларца и маленькую шкатулочку в форме сундучка работы М.Н.Иксанова, ученика технолога завода Анны Николаевны Бучельниковой, преемницы оберюхтинских секретов. Взаимоотношения Бучельниковой и Оберюхтина - глава в истории уральского малахита, ьочнее - истории ученичества в малахитном деле.

     Педагогическим талантом Оберюхтин не обладал. Учить? Рассказывать? Так ведь его не учили - в обычном смысле этого слова. Не научили и учить. Уральский кустарный люд умел лишь работать, а педагогика кустаря была проста: смотри, да смечай, что увидишь, повторишь - знать будешь. "Гляди. Да молчи. Камень тишину любит."

     Оберюхтин не учил, но "смечать " никому не мешал. Однако, с чьей-то скорой и не очень доброй на похвалу руки пошло: скверный, мол, был человек, и до денег жаден, и до секретов своих - никому ничего не даст. Рассказывали даже, что, сделав вчерне шкатулку или ларец, заворачивал в газетку и уносил домой, а там уже, вдали от посторонних глаз, доводил полировку, к тому же, скрывая секрет полира, работал по ночам, даже ставни тщательно закрывал от любопытного глаза, одним словом - конспиратор...

     Но знатоки каменного дела того о нём бы не сказали. В.В.Шахмин на вопрос, любили ли Оберюхтина его ученики, ответил: "Дела кто не понимал, тот не любил". Все тонкости своей работы Оберюхтин передал заводскому технологу Анне Николаевне Бучельниковой, много времени наблюдавшей за его работой и сумевшей до мелочи прохронометрировать все виды работ мозаичиста-малахитчика.



( по В.Б.Семёнову ).

Комментариев нет:

Отправка комментария